Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:23 

Тизер 20 главы

Запасной аэродромчик
Scit quid perdit
- Почему никто никогда не думает о Боревуаре?
Вопрос застал Ройе врасплох. Он ожидал чего угодно, но не этого. Он даже не мог вспомнить, что такое Боревуар.
- Боревуар, - напомнил Суна. – Крепость, где Жанну Дарк держали пленной, пока за нее не заплатили бургундцы. Понимаете, через него все как-то перескакивают. Ведь самое важное происходило в Руане. Там Жанну допрашивали, судили, казнили. Там ее мучили. Официально не пытали, но изводили всяко. А в Боревуаре обращались прилично и содержали как дворянку. Но именно там она попыталась покончить с собой. Я раньше не понимал. Я никогда не думал о Боревуаре.
Ройе подавил раздражение. Мы разговариваем меньше двух минут, а он меня уже бесит. Прекрасно. Лучше не придумаешь.
- Если ты считаешь, что твоя самая большая проблема в отсутствии допросов, то они начнутся завтра, - сев за стол, Ройе хлопнул перед собой сантор-панель. – Но у меня, как у твоего защитника, право первой ночи. Впереди еще разговор с Порше и Гедеоном, так что не будем тратить время на экскурсы в древнюю историю. Повторяю вопрос: есть жалобы относительно содержания под стражей?
В глазах мальчишки появилось наконец что-то похожее на человеческое выражение.
- Я хотел бы в городскую тюрьму, к остальным ребятам.
- Исключено, там нет свободных камер. Раэмон Порше и морлок Гедеон содержатся в этой же тюрьме. Предупреждая твой вопрос: нет, свидания вам не дадут, но очная ставка будет, не сомневайся.
- Тогда принесите что-нибудь почитать, пока я не спятил.
Ройе открыл порткейс и достал распечатку свода законов и кодексов дома Рива, начиная с кодекса Ледового Братства. Его распечатывали и сшивали почти всю третью смену, получился том толщиной с бицепс Ройе, а на свои бицепсы Ройе не жаловался.
Суна оценил масштаб и вынес вердикт:
- Я не успею.
- Там самое интересное отмечено закладками, - Ройе медленно протолкнул книгу через упругую препону силового поля. Суна подтянул ее к себе и положил сверху обе руки.
…С того дня, как Ройе с Ольгердом скатились по пандусу Сабатона, прошло чуть больше недели. Мальчишка выглядел так, будто все это время его продержали без еды, воды и сна. Метцигер клялся, что на самом деле он дрыхнет почти все время, вставая только для приема пищи и в туалет. Это могло быть симптомом нервного истощения, а могло быть просто враньем тюремщика.
- Хорошо тебя кормят? Сколько ты спишь?
Суна вяло двинул плечом.
- Мне дают больше, чем я могу съесть. И сплю я много. Не знаю, сколько – мне же нечем точно измерять время. Что с миледи?
- Синоби передали ее в руки Государя. Она содержится под охраной в бывшем городском маноре Лесана. Который, согласно завещанию Лесана, принадлежит тебе, но для синоби ты в любом случае покойник, так что особняк почти официально Государев. Хочешь, чтоб я это оспорил?
- А есть смысл?
- В другое время это стоило бы оспорить из принципа. Сейчас – никакого. Если с вопросами содержания покончено, давай продумаем основную линию защиты.
- А если я не хочу, чтоб вы меня защищали?
Раздражение Ройе ни на градус не усилилось – во-первых, оно и так было близко к точке перехода в злость, во-вторых, он ожидал этого.
- Неужели тебе настолько наплевать на тех, кого ты во все это втравил? На своих морлоков?
Суна склонил голову набок.
- Мы с вами всего несколько минут разговариваем, а мне уже хочется вам врезать, - сказал он. – Я не хочу, чтоб меня защищали вы, понимаете? Именно вы. Видит Бог, я вас уважаю, и мне жаль, что пришлось вас брать в заложники. Но с вами что-то не так, мастер Ройе. Не со мной, с вами. Если вы говорите, что я их втравил в восстание – не те, кто вырастил их на убой, не те, кто отдал их тупой злобной суке, и не сама эта сука, а мы с Рэем тут крайние – значит, у вас что-то не в порядке. Хотите, скажу, что? Вас мучает совесть. Все время, пока дом Рива скатывался в дерьмо, вы молчали, потому что боялись раскачать лодку. Вы готовились, потихоньку силы копили, и все ожидали того дня, когда, наконец, выпадет случай, а он все не выпадал и не выпадал, пока я на вас не свалился. Ну вас к черту, мастер Ройе: вы почти обратили меня в свою веру. Почти убедили, что чем больше я дергаюсь, тем хуже я делаю. Господи, помоги мне: я был готов бросить Рэя на растерзание – но тут восстали они все, все! И я не мог их бросить! А теперь приходите вы и говорите, что мне на них наплевать? Да если бы я знал вас похуже, я бы взял этот талмуд и запихал вам в… ухо.
Суна хлопнул по столу распечаткой и закончил:
- Вы хотите меня защищать не потому, что я вам нравлюсь или вам жаль меня. А потому что из этого выйдет громкое дело, которое послужит, возможно, к спасению дома Рива. Но вы забыли у меня спросить, хочу ли я спасать дом Рива. Морлоки хотят, но у них и выбора нет, им верность Дому в голову молотком вколотили. А я – другое дело. Я все еще имперец. Я – выживший с Сунагиси. Спасать дом Рива? Назовите мне причину.
- Ты не в том положении, чтобы торговаться.
Суна откинулся на спинку стула и забросил ноги на стол.
Так. Попытаемся еще раз.
- Разве у нас не одна цель? Ты ведь сражался за свободу гемов. Мы постараемся дать им свободу.
- Вы всяко это сделаете – вам рабство тоже поперек горла.
- Хорошо, - сожмем пальцы в замок и постараемся не выглядеть идиотами. – Чего ты хочешь?
Мальчишка снял ноги со стола и подался вперед.
- Я хочу, чтоб меня защищал тот, кто меня любит.
Так. Будем разумны. Вспомним все, что говорили Дельгадо с Карин, и будем разумны. А также, по возможности, тактичны.
- Послушай. Я понимаю, что тебе трудно и плохо сейчас. Но это не причина вести себя по-идиотски и требовать невозможного. Здесь есть люди, которые любят тебя и есть люди, которые разбираются в законах Картаго. К несчастью, эти множества не перекрываются. Ты понимаешь?
Суна посмотрел через стол на Ройе и тому стало слегка не по себе. Потом Ройе вспомнил, что на него уже смотрели так через стол. Совсем недавно. И дело кончилось разбитым носом. И Сурт бы с ним, разбитым носом, и Сурт бы с пострадавшей гордостью – но мальчишка, похоже, изувечен Лесаном навсегда и непоправимо…
- Кто нас будет судить? – спросил Суна. – Совет кланов или Совет капитанов?
Ройе поднялся.
- Вы бросили вызов всему Дому. Весь Дом будет судить вас.

Комментарии
2013-06-10 в 21:29 

Elena_aka_hel
Живите в доме и не рухнет дом (А. Тарковский)
Спасибо!
Отрывок хороший, есть небольшой чисто технический напряг с этим местом Суна посмотрел через стол на Ройе и тому стало слегка не по себе. Потом он вспомнил, что на него уже смотрели так через стол. Первым делом "он" воспринимается как "Суна".

2013-06-10 в 21:36 

LynxCancer
Славим жизнь и сеем смерть
Ага, я тоже немножко запуталась на этом месте.

Не верится, что уже совсем скоро финал.
Шнайдера убьют? Нет, я не хочу это знать.

2013-06-10 в 21:54 

Запасной аэродромчик
Scit quid perdit
Elena_aka_hel, фикс.

2013-06-11 в 00:50 

gunfighter
Спасибо:) Интересные дела творятся.

   

Сердце меча. Dum Carthaginem stet

главная